English


Автор проекта:
Марина В. Воробьева


Д-р Харуко Окано

Исторические сведения о роли женщин в Синто

Ниже приведен фрагмент книги д-ра Харуко Окано (Dr. Haruko Okano) "Die Stellung Der Frau Im Shinto, изданной Otto Harrasowitz-Wiesbaden. Д-р Харуко Окано - профессор этики феминизма и религиозных исследований в Национальном Университете г. Хиросима, Япония.

Настоящее исследование обращается к изучению природы роли женщины в Синто с точки зрения религиозной феноменологии и социологии. Предпринимается попытка определить, какие общие черты есть у различных женских фигур; для этого исследуется их происхождение, природа их призвания, то, как они были организованы, их значение и функция.

У разных народов очень разные понятия о богах природы, также различаются и их представления о полах этих божеств. Бывает так, что одно и то же божество может менять пол в одном культурном регионе. Этот феномен также можно заметить и в религии Синто, более того, функция конкретного божества не определяет его или её пол. То есть нельзя установить фиксированной схемы распределения функций мужских и женских божеств. Боги Синто зачастую являются «двуполыми божествами», как бог солнца Аматэрасу, бог пищи Тоюке и бог полей Каянухим. Также они могут выступать, как пары божеств, как, например, в случае с богами металла Канаяма-хико и Канаяма-хайм и богами реки Хаяаакицу-хико и Хаяаакицу-хайм. Вероятно, двуполые божества являются результатом феномена, известного в религиозной истории, как «сочетание богов» (Gottervereinigung), в котором пол и функции священника, изначально служившего разным богам, в древние времена перевелись на самих богов, так что теперь мы видим богов, которые сами обладают различными священническими функциями. Пары божеств являются результатом «разделения богов» (Gotterspaltung), пример чего мы находим в Индии, где этот процесс произвёл Индрани как партнёра бога Индры и Агнай от Агни. В более широком смысле частью этого процесса является типичное для Синто обожествление девственниц, которые в результате священного брака производили на свет божественных потомков. Происхождение священства также является частью этой схемы, – ведь партнёр божества со временем становится жрецом или жрицей; достаточно логично, что первый служит богине, а вторая – богу, а потомство богов принимает священнический сан. В этом случае бог и священнослужитель однополы, как в случае с Аматэрасу и культом принцессы храма Исэ или Ама-но-узумэ и клан Сарумэ.

Какую именно власть воплощали в себе богини Синто? М. Элиаде в книге «Patterns in Comparative Religion» (издания 1963) на стр. 261 пишет, что в таких женских фигурах религии греков, как Немезида, Фурии и Фемида, присутствуют узнаваемые черты принадлежащие Земле Матушке; а Густав Меншинг на 39 стр. своей книги «Бог и человек» характеризует отношения, выраженные верующими божественными терминами в женской форме, как связь с силами жизни, которые действуют во тьме и проявляются в материнстве. Они появляются на фоне сельскохозяйственной экономики в качестве праматерей богов и страны, как богиня солнца, богиня пищи, богини воды и ветра, богиня очага и т. д.; сохраняя типично женские характеристики, они являются постоянным источником творческой силы. Некоторые из этих богинь, например, богини воды, представляют не только творческую силу, но и власть восстанавливать чистоту осквернённого. Экстатическое усиление эмоций также воплощено в богине называемой Ама-но-узумэ; это эквивалент Минаса в греческом культе Диониса. Однако, для Синто чуждо воплощение в женских фигурах таких достоинств, как красота, любовь, сострадание или сочувствие; исключение составляет Нихонги, приписывающий красоту высшей богине солнца Аматэрасу.

Сдержанность считается добродетелью во всех культах, считается, что она притягивает и накапливает магическую силу. Частью религиозной функции сдержанности и чистоты является её ритуальная жертвенность. Основное значение девственницы это ребёнок или чистый молодой человек (любого пола); это состояние имеет особое значение во многих религиях и выполняет особые обязанности. Им приписывается сила, считающаяся неотъемлемой частью чистоты. В верованиях многих народов, включая японцев, эта ритуальная чистота может быть восстановлена, а вдова или даже замужняя женщина может считаться девственницей, если выдержит определённый период воздержания. Таким образом, девственность не всегда подразумевает физическое состояние, а скорее психологическое. Между состоянием девственности и состоянием материнства существует временна’я связь; между ними нет качественных различий. Предположительно именно это понятие привело к почитанию священных матерей. Вера в возможность восстановления состояния девственности также привела к странной поляризации между ритуальным целомудрием и ритуальному распутству, которые показывают жрицы и священные проститутки. Но общение с божеством не обязательно должно принимать форму этих двух полюсов отдания девственности, оно также может включать принесение жизни невесты бога в жертву. Таким образом, девственница в Синто появляется в трёх обличиях: жрицы, человеческого жертвоприношения и проститутки.

Форма государственного устройства в древней Японии характеризовалась двойственностью правления мужчина+женщина. Летописи Койики и Нихонги, а также топографическая работа Фудоки приписывают многим правительницам и императрицам древнего Китая пророческие способности и священнические черты.

В Синто королевской семьи (Кошицу-Синто) нужно сразу упомянуть Миканко, целомудренную жрицу, которая служила «восьми божествам» (Хассин) – божествам творческого характера. Основная роль Миканко заключалась в том, чтобы наделять императора силой мана во время церемонии Митамашизумэ (буквально «церемония умиротворения духов умерших»).

Придворная дама Наиши была хранительницей священного зеркала (символ Аметэрасу).

Унэмэ выполняла при императорском дворе функцию виночерпия, и происхождение этой должности лежит не в сфере светского, а в сфере священного. Обычно она была дочерью одного из провинциальных правителей, которого избирали для выполнения функций императорского виночерпия. Таким образом, она становилась символом власти провинциального правителя, постоянно показывающего свою преданность и верность императору. Одним из ритуалов демонстрации преданности и послушания императору был пир, на котором Унэмэ предлагала императору вино. Классическим примером жрицы в храме Синто является Сайо, принцесса культа, служившая фамильной императорской богине Аматэрасу в Храме Исэ. Сайо можно сравнить с древнеримскими девственницами -Весталками. В обоих случаях личность человека настолько пропитывалась требованиями церемониала и религии, что мощь и благоденствие государства зависели и гарантировались её целомудренностью. Весталки представляли верных жён, оберегающих священный очаг. В каком-то смысле Сайо была ещё и сублимированной, тесно связанной с рисовой плантацией, с солнцем и с огнём домохозяйкой. На традиционном народном фестивале Ниинамэ (Праздник урожая) она развлекала бога урожая едой и питьём. Во всём остальном обязанности Сайо имели очень мало общего с обязанностями домохозяйки; они были связаны с гораздо более значимыми элементами религии, а именно с целомудренностью и поклонением через символическое предложение жертвы. Приготовление жертвенной пищи и более практическая сторона ритуала были оставлены для Моноими (храмовые служанки) и других жрецов. Для сравнения, различные практиковавшиеся ежедневно в домашних условиях ритуалы гораздо лучше сопоставимы с ритуалами девственниц Весталок.

В храме Камо – храме бога покровителя королевского дома Камо-новакэ-иказучи – также была имперская принцесса культа – Сайин. Её основной задачей было участие в празднике Камо, мистической ритуальной драме, иллюстрирующей миф, содержащийся в Ямаширо Фудоки Итсубун. Согласно этому мифу девственница Тамайори была оплодотворена красной стрелой, которую она нашла в реке Семи и принесла домой; в результате у неё родился сын, позже оказавшийся богом Камо-но-вакэ-иказучи. Сайин каждых год разыгрывала этот миф и символически изображала девственно родившую Тамайори.

Для современной Японии Кагура это танец для развлечения и доставления удовольствия богам. Но изначально это был священный танец, исполнявшийся духовным человеком в интересах всего человечества. Одной из форм этого танца является Мико Кагура, он исполняется танцовщицами известными, как Мико. Эти танцоры функционировали – и продолжают функционировать – в роли медиумов; в состоянии экстаза они вещали и пророчествовали о богатом урожае после выполнения обрядов плодородия.

Перевод с английского: Ярослав Морозов

Источник: http://www.geocities.com/ecclesiaofwomen/womanshintoprint

Назад

Copyright © 2003-2012 Upelsinka's Page

 

 

 

Вернуться на главную страницу