English


Автор проекта:
Марина В. Воробьева


Щепанская Т.Б.

Пронимальная символика

1 2 3 4

2. Коммуникативные функции

Сформулируем задачу конкретнее. Далее мы рассмотрим функционирование пронимальной символики как средства активации (или блокирования) определенных коммуникативных программ.

Рассмотрим последовательно три вышеупомянутых группы предметов:

  • бытовые (полая утварь и хозяйственные орудия с отверстием/развилкой);
  • магические (используемые в домашней магии);
  • сакральные объекты на местности, -
именно с точки зрения их роли в организации коммуникаций. Начнем с первой группы.

1. Бабий кут

После родильных обрядов дом оказывается наполнен символами материнства. Такую интерпретацию получали едва ли не все вещи с проемом - от посуды до дверей и разного рода щелей. Но местом наибольшей концентрации таких вещей можно считать женскую часть дома - бабий кут.

Значительная, если не большая, часть занятий взрослой женщины основана на операции пронимания: хранение (полая утварь: горшки, кувшины, бочонки и проч.) и приготовление пищи (толчение в ступе, замешивание теста в квашне и погружение в печь), рукоделия (продевание нити в ушко иглы, иглы - сквозь ткань, челнока с утком - меж нитей основы, цевья с нитью утка - в проем челнока и т.д.), стирка (в ступе и корыте, часто способом толчения) и т.д. Эта операция последовательно интерпретировалась как знак “родов”, так что все вышеперечисленные и многие другие женские занятия воспринимались как воспроизведение “родов”, что постоянно просматривалось в шутках и поговорках, загадках и приметах, связанных с этими занятиями и их орудиями.

Возьмем для примера одно из занятий - выпечку хлеба. Замешивание теста в квашне описывается как “зачатье”, а мутовка, которой его замешивали, имела явно фаллические ассоциации и форму.42 Набухание теста в квашне ассоциировалось с “беременностью”. Поэтому, напр., в Полесье старались не замешивать тесто в некоторые праздники (Крещенье, Чистый Четверг) - говорили, что квашня в эти дни идет к исповеди и должна оставаться “чистой”; если же она стоит с тестом, то ей тяжко, и даже будто бы слышали, как она стонет и кряхтит, как беременная43 (ср.: о беременной говорили: “тяжела”). Говорили еще, что есть дежа (с четным числом клепок) и дежун (с нечетным): в дежуне тесто, по поверьям, не поднимается.44 Сажая хлеб в печь, женщина подымала подол: “Подымайся выше!” - как будто изображая беременность.45 А печку просили: “Матушка печка, укрась своих детушек”.46 Пока хлеб подходил в печи, женщины соблюдали ряд запретов (ср.: запреты во время беременности): не садились на печь, не мели избы; нельзя, чтобы под печью лежал веник. Всё это сопоставимо с сексуальными табу, соблюдаемыми во время беременности, особенно если учесть, что, по пословице, “в подпечье и помело - большак”.47 Аналогия выпечки хлеба с беременностью и в пословице, которую я слышала от одной из обитательниц рабочего общежития в Москве: “Женщина без живот - что печка без огня” (Татьяна Х., 1956 г.р., род. В г. Ленинск-Кузнецкий. Москва, 1976 г.).

Выемка хлеба из печи ассоциировалась с родами, а форма и вид хлебов - с судьбой хозяйкиных детей. Если хлеб не удался, покосился, это воспринималось как знак несчастья. “В тот год о Николы, - говорит женщина-поморка, - у меня стряпня поломалась, и того года сын не вернулся с моря.”48

Подобным же образом воспринимались и другие повседневные женские занятия с их атрибутами и орудиями:

  • хранение и приготовление пищи и связанные с этим вещи: ступа (детям на вопрос, откуда они появились на свет, в шутку отвечают: “З неба упау, Да у ступу папау, А с ступы выляз - И вот якой вырас” - Гомельская обл.49 ); горшок (били горшки на свадьбе, желая молодым столько детей, сколько черепков, и, напротив, не желая беременеть, женщина прятала пустой горшок в чулан, где его бы никто не тронул50); квашня (в Заонежье избегали сметать в квашню муку со стола, боясь, что будет много детей51 ) и другая посуда (пример - поверье, что горшки, чугуны, бочонки с оставленной в них водой или пищей надо обязательно покрывать - хотя бы положенными крест-накрест лучинками - “от нечистой силы”; это явно воспроизводит запрет женщине появляться с непокрытой головою: “хоть ремох* какой наложи - надо чтобы волосы покрыты были,” - иначе, по поверью, привяжется леший или другая нечистая сила: АМАЭ, д.1624, л.18. Архангельская обл., Пинежский р-н, 1988 г.). Главным же воплощением женского начала в доме была, безусловно, печь - в поговорках “мать родная”, непостижимым образом связанная с судьбою и здоровьем рождающихся в доме детей: если хозяйка держит ее (в особенности шесток) неопрятно, то ее дети, по поверью, будут возгрявы (т.е. грязны и сопливы)52 , а если огонь гаснет в момент рождения ребенка, то он  вырастет злодеем и разбойником53 .
  • домашние рукоделия: ткачество, плетение и вязание, шитье и вышивка. В загадках репродуктивные ассоциации связаны с вдеванием нити в ушко иглы, протаскиванием челнока меж нитей основы и т.п. пронимальными операциями.54 Ср.: о зачатьи ребенка говорят: завязаться, о первенце: первая завязь; о рождающихся один за другим - плестись (пск., твер.).55 В ряду пронимальных вещей - прясло (деревянный либо шиферный круг с отверстием), надетое на веретено: наматывание нитей на веретено обыгрывалось в том же родильном ключе: “Девка Опрошка скакала-скакала, И брюшко наскакала (Веретено)”.56
  • стирка белья в корыте или ступе интерпретировалась в том же ключе.
Примеры можно продолжать - они неисчерпаемы. Фактически все предметное окружение женщины было пронизано символикой порождения жизни - знаками материнства, маркируя дом как “рождающее, материнское” пространство: “Своя хатка - родная матка.”57

Вместе с репродуктивным здесь же просматривается и коммуникативный пласт значений: пронимиальная утварь прочитывается и как знак коммуникативных норм и табу, составляющих комплекс “материнства”. В том числе - табу на ссоры и брань. Например, в присутствии печи, как при матери, нельзя ругаться и ссориться, если кто-нибудь позволял себе нецензурное высказывание, его одергивали: “Печь в хате!”. Затапливали печь с молитвой, и свекровь одергивала невесток, затеявших в этот момент ссору: “Полно вам браниться, аль не видите, что огонь зажигают?” Нарушение этих табу, по поверьям, могло стать причиной пожара.58 Печь служила символом тех коммуникативных табу и норм, которые традиция связывала с “материнством” (т.е. воплощала не только репродуктивный, но и коммуникативный аспекты этой мифологемы). То же - и посуда, и другие пронимальные вещи, наполнявшие дом.

Все вместе они маркировали домашнее пространство как своё (здесь действуют нормы общения, принятые среди “своих”, прежде всего - интегративные программы) и рождающее (место действия прокреативных программ): здесь мы опять сталкиваемся с уже упоминавшимся сцеплением коммуникативных и репродуктивных кодов.

Пронимальная утварь активно использовалась в обрядах как медиатор сложения и поддержания отношений между обитателями дома (прежде всего - семейных). В святочных гаданиях, когда девушки гадали о замужестве (приближая и программируя будущий брак), фигурируют квашня, ступа, ведро, солонка и прочие предметы полой утвари, а также мельничное колесо (перм.: баба) и отверстие жернова (Костромская, Тверская, Ярославская, Владимирская обл.).59 Все эти вещи служат знаками будущего замужества и обретение “бабьего” статуса.

То же значение они (ступа, квашня, горшки, жернова, устье печи) имеют и в свадебных обрядах 60. Вещи с дырками использовались как знаки недевственности невесты: ее родителям, приезжавшим наутро после первой брачной ночи, подносили дырявый стакан с пивом или надевали на шею хомут. Жених выгрызал дыру в середине яичницы или блина, подаваемых тещей (“блин дырявый”).61

Полая утварь присутствует в обрядах, сопровождавших новоселье - начало самостоятельного, отдельного существования семьи. Квашня с хлебом или растворенным тестом (Гомельская, Вятская, Архангельская обл.), корыто (Вятская ) или мешок “с домовым” (Архангельская обл.) фигурируют среди вещей, первыми заносимых в новый дом и означавших его обживание.62 Надо иметь в виду, что переселение в собственный дом означало существенную перемену статуса женщины: она становилась хозяйкой - большухой. “Матица-толстуха, я иду большуха”, - говорила, входя в новый дом, вологодская баба.63

Таким образом, пронимальная символика активно использовалась как медиатор в процессе создания семейного коллектива и потом - как средство его поддержания. Например, как средство лечения от невстанихи: муж в этом случае мочился сквозь венчальное кольцо (Вятская губ., Опаринский у.), в ось тележного колеса (маточину) или в миску-складень через тележную ось (Вятская, Орловская губ.), либо тер половой уд о дышло.64 Здесь пронимальная символика служила средством восстановления нарушившихся супружеских отношений, проявляя, таким образом, свой интегративный потенциал.

Чтобы расстроить брак, наоборот, предпринимали враждебные действия по отношению к пронимальным вещам: на свадьбе прятали в поленницу щепочку с дыркой от выпавшего сучка (по заонежским поверьям, это вызовет невстаниху у молодого);65 очерчивали место, где парень помочился, и втыкали в середину этого круга иголку (у вятских ведьм это называлось: “надеть хомутец” на его половой член).66

Одна и та же символика (в нашем случае - пронимальная) служила сигналом и к прокреативной деятельности, и к развертыванию социальных структур, в рамках которых она должна была осуществляться. Таким образом культура обеспечивает воспроизводство жизни соответствующими социальными условиями (сообществами, отношениями). Здесь символика “материнства” действует как интегративная. Несколько иначе она проявляет себя в пограничных, конфликтных и кризисных ситуациях, где поддержание единства коллектива может иной раз достигаться за счет отторжения “чужих” (в эту категорию могли выходить не только чужаки и пришельцы, но и символически “чужие”: по каким-либо признаком и н ы е, нарушители норм и т.п.). Для этого обратимся к сфере использования пронимальной символики, которая обозначается как “знахарство” или “бытовая магия”.

2. Пронимальная магия

Два потемневших камня размером с младенческую ручку связаны замасленной тряпочкой. Они сплошь в дырах. Хозяйка достает их из-за печи и кладет передо мною: “Урочные камешки. Два, а должно быть три. Ну, третий сама найди вон у реки...” (Костромская обл., Чухломский р-н, с.Чертово, 1989 г., АМАЭ, д.1647, л.27-28).

Такие камни имеются в тех местах практически в каждом доме и служат едва ли не основным средством домашней магии. Обычно их хранят за печью или вешают в хлеву, курятнике, подполье - как оберег от кикиморы и прочей нежити. Эти камни кладут в воду, которой моют маленьких детей (по поверьям, вода приобретает целебные средства и используется для лечения уроков, испуга, крика, полуночницы и т.п. детских недругов). С их помощью лечат также зубную боль.

Есть множество разновидностей подобных камней, южнорусская - куриный бог (единственный камень с естественной дыркой). Общей чертой многочисленных разновидностей, по замечанию Д.К.Зеленина, было “наличие дыр”.67

В женской бытовой магии активно использовались и другие вещи с отверстиями - в ситуациях, которые традиция определяла как испуг, уроки, тоска, килы, кикмора, огненный змей и т.п. - в терминах , перевод которых на современный язык требует специального анализа. За каждым из них - определенный набор коммуникативных и иных (напр., демографических) ситуаций.

2.1.Испуг

Детей и взрослых от испуга (та же напасть называлась в разных местах исполох,

уполох, ополох, переполох, исторопь, отороп, ляк и т.д.) лечили чаще всего водою, пролитой сквозь дверную скобу: ею сбрызгивали заболевшего, обмывали ему лоб, темя, руки, либо поили.68 Детей, заболевших от испуга бессонницей, протаскивали под куриным насестом или упавшим дубом (АМАЭ, д. 1242, Гомельская обл. и р-н, Брянская обл, Климовский р-н, 1982 г.). Вятский способ: связывают круг из мочала и в этот круг продевают голову заболевшего:

“Снимаю рев, испуг, переполох, двенадцать родимцев”69 . Протаскивали детей в дупла или развилки ветвей священных деревьев, обмывали их водою святых источников. Все эти манипуляции подразумевают обращение к защитной силе материнства. Во всяком случае, сопутствующие заговоры обращаются именно к ней и ее персонификациям (Мать Сыра Земля, Богоматерь или родная мать):

“Как Мать Сыра Земля не боится не стуку, не бряку; так бы и раб Божий или

раба Божия (имя и отчество) не боялась ни испугу, ни переполоху”70

“Пресвятая Божья Матерь Богородица шелковой кистью опахивает и обмахивает весь белый свет и сырую землю. Измолюсь я раба Божия Таня: Пресвятая Божья Матерь Богородица. Не опахивай. Не обмахивай весь белый свет и мать сырую землю шелковой кистью” - “Здесь как же? - запнулась женщина. - Надо ведь помянуть-то и матерь, и робёнка...” и продолжила:  “А опахивай и обмахивай раба (рабу) Божию (робенка имя), от материньского порожденья (матери имя), ее благословленья, опахивай все исполохи, уполохи, порчи, уроки, всякие прикосы, всяки вислокосы” (АМАЭ, ф.К-1, оп.2, д.1647, л.9. Архангельская обл.. Пинежский р-н, 1989 г.).

Пронимальная символика как средство от испуга соседствует (и ваимозаменяема) с другими символами материнства. Вместо воды, пропущенной сквозь скобу, можно было сбрызнуть ребенка водою изо рта матери71 . На р.Пинеге мать в бане “обкачивает робёноцька с себя: поставя к себе на колени - да с лица и окотят.”(АМАЭ, ф.К-1,оп.2, д.1647, л.7. Архангельская обл., Пинежский р-н, д.Шиднема, 1989 г.). На Северной

Двине мать при этом держит ребенка “ меж ногах, тут, под родами-то” 72 Подобные меры принимали и профилактически: сразу же после родов мать обмывала младенца с себя: “От чего зародился, от того и лечился: Родимой родимец, бойся, устрашайся родимой мати, мати родами родила, родами излечила.”73 На Вятке мать смачивала лоб заболевшего своею слюной,74 в Полесье - обтирала лицо, темя и ручки ребенка своей нижней рубашкой, смоченной в моче: “Яка маци радзила, та и адлячила “(АМАЭ, д.1242, Гомельская обл. и р-н). В Череповецком у.Новгородской губ. мать садилась,

задрав рубашку, голым телом на лицо заболевшего, приговаривая: “Коя мать родила, тоя и болести изсушила”.75 В Полесье так же лечили черную болезнь (припадки, происходящие, по местным верованиям, от испуга). На Пинеге от испуга окачивали ребенка с материной рубашки (АРЭМ, ф.к-1, оп.2, д.1646, л.88. Архангельская обл., Пинежский р-н, с.Сура). Вообще, по широко бытующим представлениям, от испуга “всех лучше мати ладят, а по бабкам ходят - да еще не по крови придется - не по крови бабка робёнку”.(АМАЭ, ф.К-1, оп.2, д.1647, л.2. Архангельская обл., Пинежский р-н, д.Шиднема, 1989 г.).

* * *

Теперь надо точнее представить коммуникативную ситуацию,

обозначавшуюся как “испуг”, и программу поведения, определявшуюся как “лечение испуга”. Эту манипуляцию совершали в нескольких случаях ( назовем наиболее характерные: долгое отсутствие и странствия человека, смерть кого-л. в доме, болезнь ребенка).

Странствия.

Рассказывает жительница с.Благовещенск (в Архангельской обл.. у слияния рек Устьи, Ваги и Кокшенги):

“Мати поругала лесными - щас милицией ругают, а тогда лешаками. Говорит: -  Понеси тебя леший! И девочку унес леший. Возвращаются - они всё время боятся чего-то. Всё будто каки-то люди имают его. То вот бабушки, говорят, что на испуг каки-то слова дуют* ).” (АМАЭ, ф.К-1, оп.2, д.1646, л.15. Архангельская обл.. Верхнетоемский р-н, с Усть-Выя. 1989 г.).

Другой подобный эпизод записан на Северной Двине:

“А за Уйтой девочка потерялась - её матка прокляла. Молебен отслужили - нашли потом: сидит, в реке ножками болтает. Рассказывала, что кормил её дедушка** : Она напуганная была, надо ладить*** . Которы долго-то в лесу - так они и человека боятся:”(АМАЭ, ф.К-1, оп.2, д.1623, л.34. Архангельская обл.. Виноградовский р-н, с.Борок).

О людях, которые долго бродили вдали от дома, терялись в лесу, пропадали на чужбине, уходили внезапно, не сказавшись родным, говорили, что их “водил леший”. Возвращаясь, они сохраняли на себе печать дорожной тревожности, так что их надо было ладить от испуга. Надо заметить, что традиционное значение этого слова (“испуг”)отлично от современного: в народном понимании “испуг” - не только эмоциональное состояние, но и коммуникативная ситуация. В наших полевых записях и архивных материалах имеется множество описаний этого состояния. Информанты отмечают:

- психические отклонения:

“Он вернется - дак уж он не в себе”

“так вот теперь и ненормальная. Как леший поводит, так вот и ненормальные

выходят. А как испугаешься, то на родимец надо слова подуть”.

“У него тоже было по нервной, так всё голова тряслась”(АМАЭ, ф.К-1, оп.2, дд. 1621, 1646, 1647 , Архангельская обл., Пинежский, Верхнетоемский и Вельский р-ны, 1988-89 гг.).

- избегание людей, стремление к уединению: “Иногда и скоро увидят (заблудившегося в лесу. - Т.Щ.), а поймать не могут: всё бежит прочь, да дальше: А когда поймают, да приведут домой, парень не скоро в себя придет: долго ходит как дикой и вид в нем неловкой.”76 Время от времени их тянет снова уйти. Они бродят в лесу. В с.Шеговары на р.Ваге (вАрхангельской обл.) мы разговаривали с пожилой женщиной. В молодости, по ее словам, ее “водил леший”, после чего она долго не могла вернуться к нормальной жизни:

“Я не была себе хозяйкой, вспоминает она о том времени. - Я нормальная была, не больная, но: иной раз тянет куда-то подхватиться и идти - я иду, иду” (АМАЭ, ф.К-1, оп.2, д.1569, л.73. Архангельская обл., Шенкурский р-н, 1987 г.).

- утрату способности к речевому общению: часто после странствий возвращаются немыми или заикатыми (т.е. заиками);

- неспособность к созданию нормальных человеческих связей: как правило, такие люди остаются в бобылях или старых девах.

Обобщим: “испуг” в народном понимании - состояние отчуждения: дезинтеграции (утрата связей с сообществом: уход, выпадение из него) и декоммуникации (утрата способности к общению). “Лечение испуга”, следовательно, есть попытка и программа реинтеграции человека в сообщество. Таким образом, пронимальная символика в этом случае используется как средство (и выражение программы) реинтеграции.

Заметим, что, по поверьям, леший и иная нежить могли увести лишь того, кто был проклят матерью (отцовское или иное проклятье упоминается в данном контексте редко, чаще информанты, наоборот, отмечают, что такой силой обладало лишь материнское проклятье). Таким образом, отчуждение от сообщества осознавалось в терминах нарушения отношений с матерью; соответственно, реинтеграция в сообщество - как восстановление этой базовой связи - при помощи символов “материнства”

Смерть.

Другая ситуация, когда предпринимали меры против “испуга”, -
смерть кого-либо в доме. В этом случае также использовалась пронимальная символика.

По возвращении с похорон заглядывали в подполье, в устье и трубу печи: “Вся печаль в печь!” (Архангельская обл., Пинежский р-н; Вологодская обл., Белозерский р-н; Костромская обл.), в пустую квашню. На (или под) лавку, где лежал покойник, ставили квашню (иногда с тестом) или били об нее новый горшок (Украина).77 На Сев.Двине после похорон ходили на поветь и смотрели в щели, причем важно было именно заглянуть в дырку: “Не на что-то смотреть (ходили. - Т.Щ.), а просто в щели” 78 . Производились ритуальные манипуляции с полой утварью : в доме переворачивали всю посуду (чтобы покойник не ходил и не пугал).79 В Заонежье пекли поминальный хлеб - характерно, что он был с дыркой посередине.80

Во всех этих случаях пронимальная символика маркирует границу
человеческого и потустороннего миров, обозначая отторжение умершего,
программируя прекращение всех прежних с ним связей.

В то же время меры “от испуга” призваны восстановить и подтвердить единство семейного коллектива, нарушенное смертью одного из его членов. Здесь пронимальная символика опять выступает в роли интегративной.

Детские болезни

Следствием испуга (своего или матери во время беременности) считались также некоторые детские заболевания и психические нарушения (младенческая бессонница, плач, долгое неумение говорить, немота и заикание детей, припадки родимца и черной болезни). Во всех этих случаях совершались обряды “от испуга” (в том числе интересующие нас - с использованием пронимальной и другой “материнской” символики).

Нетрудно заметить, что и здесь речь идет зачастую о коммуникативных нарушениях: неспособности ребенка вовремя освоить нормальную человеческую речь, неадекватной реакции в стрессовых ситуациях (припадки), других психических нарушениях, препятствующих нормальному включению ребенка в человеческий коллектив.

Итак, роль пронимальной магии в ситуации лечения испуга - интегративная. В случае нарушений межличностных связей или группового единства (несанкционированный уход, смерть одного из членов сообщества, затруднения в процессе приобщения к нему детей) пронимальная символика используется как средство активации объединительных программ.

Отметим еще одно обстоятельство. Сигналом к “лечению испуга” служит событие демографического ряда: нарушение в прокреативной сфере (женские и младенческие болезни), в семье (пропажа в лесу ребенка), психические болезни, безбрачие (частое следствие блужданий “у лешего”) или смерть. В этой ситуации используется пронимальная символика, активируя объединительные (т.е. коммуникативные ) программы. Таким образом, она играет роль проводника (или транслятора)сигнала из демографической сферы в репродуктивную: демографическое событие вызывает коммуникативную реакцию, а символика материнства (здесь - пронимальная) опосредует этот процесс. Это ее свойство нам встретится еще не раз. Оно связано с тем феноменом сцепления кодов (репродуктивного и коммуникативного), о котором мы говорили выше.

2.2.Уроки.. Еще одним обычным случаем использования пронимальной магии были уроки - несчастья,происходящие,по народным представлениям, от контакта с другим человеком:

“У меня дочке два года было, - вспоминает деревенская женщина с р.Северной Двины. - И вот какой-то человек незнакомый, с ветру, зашел, поговорил - и вот стала она плакать. Это обурочил.” (АМАЭ, д.1623, л.67. Архангельская обл., Виноградовский р-н, 1988 г.).

Бытует множество локальных и региональных названий этой напасти, и практически все они фиксируют такой контакт:

призор, сглаз - чужой взгляд, от которого,как предполагается,произошло несчастье;

прикос, ураз - прикосновение или порез;

урок, оговор,приговор, осуд- чужие речи, разговоры;

озёвыши, озев, озек, озеп, озык - чужое дыхание.

Такого рода определения фиксируют встречу, которая предшествовала несчастью и почему-либо насторожила, встревожила, запомнилась - т.е. по сути отмечают ситуацию межличностной напряженности.

Нас все это заинтересовало, поскольку в качества средства против уроков часто используется пронимальная магия. Прежде всего - уже упоминавшиеся урочные камни:

“От уроков каменья моцили, с дырками: “Этот камень - от мужчины, этот - от женщины, этот - от девочки молодой.” Каменья в воде моцили, да который камень зашипит, тот и обурочил. Этой водой побрызжут (больного. -Т.Щ.) да напоят. А потом ту воду на перекресток унесут да выльют”, а с предполагаемым виновником стараются не общаться, боясь его слова, прикосновения, дыхания и взгляда.(АМАЭ, д.1567, л.80. Вологодская обл., Тарногский р-н, 1987 г.).

Таким образом, снятие уроков состояло в выявлении межличностной напряженности; далее вступала в силу программа прекращения или сужения тягостных отношений.

Кроме урочных камней, с той же целью использовались и другие вещи пронимального ряда. Проливают воду сквозь отверстия: дверную скобу, дырку от выпавшего сучка, щель в двери, обручальное кольцо или отверстие жернова) и поят заболевшего.81 Сквозь дверную скобу продевали отцовские порты (при лечении мальчика) или материнскую юбку (девочки) и вытирали ими голову ребенка.82 Протаскивали сквозь скобу топор, которым потом “секли утин* при лечении радикулита и любого колотья в спине (считалось, что утин также случается от уроков83 Маленьких детей от уроков поят сквозь гайтан (ожерелье матери)84 или мать перешагивает через ребенка - говорили, что он у нее под родами85 , так что пронимальная магия здесь оказывается в одном ряду с этой явной имитацией родов. Над детской колыбелью в качестве оберега вешали уже упоминавшиеся урочные камни или колечко от веника.86 Щепочку с дыркой от выпавшего сучка, бусинку из “слоновой кости” надевали на шею как оберег от урока и призора, отправляясь в путь (АМАЭ, д.1622, л.75. Архангельская обл.. Вельский р-н, с.Благовещенск, 1988 г.; д.1647, л.27. Костромская обл., Чухломский р-н, с.Чертово). При встрече в пути с незнакомыми людьми надо было свечку поставить: “Если артель (группу. - Т.Щ.) увидишь людей на дороге, - советовали мне знающие люди на р.Устье в Архангельской обл.., - мало ли что. Повернись к ним задом, фигу (свечку) сложи и покажи им меж ног: призоры не пристанут.” (АМАЭ, д. 1622, л.74. Архангельская обл., Вельский р-н, 1988 г.).

У коров от уроков, по поверьям, происходит снижение удоев и кровоточивость сосков. В этом случае корову доили сквозь обручальное кольцо хозяйки или дырку от выпавшего сучка (Полесье, Вятка, Заонежье), либо сливали молоко в дырку, выбитую в земле осиновым колом (Полесье).87 Шоркали (вытирали) вымя устьем мучного мешка (Вят.); мешком или рубашкой хозяйки вытирали и заболевшего от сглаза “кабанчика” (Полесье).88

Таким образом, пронимальная символика использовалась в ситуации межличностной напряженности (определяемой на языке традиции как “уроки”). С ее помощью “выявляли” предполагаемого виновника несчастьяи надеялись от него защититься. Таким образом, с пронимальной символикой связывалась программа ограничения контактов с этим человеком - его избегания, отторжения - программа отчуждения.

Любопытно обратить внимание, по отношению к кому действовала эта программа. Дурной глаз (т.е. умение урочить) приписывался в первую очередь определенным категориям людей - они обычно перечисляются в заговорах “от уроков”:

“Бабушка Соломонида Иисуса Христа пеленала, так что с моей детинушки и с коровушки (и с овечки, и с свиней, и с коня можно) уроки снимала от двоезубых, от троезубых, от девки-черноволоски, от жинки-чернобровки, от мужика-чернеца...” (Сев.Двина).89

Перечислим наиболее часто встречающиеся в подобных перечислениях категории людей.

1. Чужаки и пришельцы. Часто встречается приговор от уроков: “От ветра, от людей, от думы своей” или: “С лесу пришло - на лес поди, с ветру пришло - на ветер поди, в народу пришло - на народ уходи. Откуда пришло - туды и поди.” (АМАЭ, д.1622, л.37. Архангельская обл., Вельский р-н, 1988 г.).

Причина уроков - с ветру, т.е. от чужих людей, которые считались в этом смысле наиболее опасными: “Обурочит всегда незнакомый, с ветру” (АМАЭ, д.1623, л.67. Архангельская обл., Виноградовский р-н, 1988 г.). “Бывает, кто приедет: - Вот, какой ребенок-то большой, здоровый - обдумает. “ (АМАЭ, д.1622, л.56. Архангельская обл., Вельский р-н, 1988 г.). “Иной раз придут гости, поглядят, да еще похвалят: - Ой, какой хороший! - тут аккурат и прикоснёт.” ( АМАЭ, д.1646, л. 44. Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, 1989 г.). Опасны люди дорог и сама дорога - внешнее, тревожно-неупорядоченное пространство: “Призоры - в дороге, в чужих людях, говорила мне старая женщина в доме на мысу у слияния рек Устье и Кокшенги. - Мало ли Вы их обойдите, лиходеек: она не скажет, только глянет - а трава повянет!” - и советовала носить от призора щепочку с отверстием от выпавшего сучка. (АМАЭ, д.1622, л.73. Архангельская обл., Вельский р-н, 1988 г.). Отправляясь в дорогу, предпринимали особые меры против уроков (произносили охранительные слова, брали обереги), а вернувшись, снимали уроки, приставшие в пути.

2. Антропологически иные

В заговорах перечисляют черно- и бело волосых, рыжих, черно-, бело-, сероглазых и мн.др. - вероятно, фиксировались антропологические особенности, отличавшиеся от местной нормы. Опасными считались и люди с физическими отклонениями, телесными уродствами: кривые, слепые, двое- и троезубые* , одноногие и однорукие, хромые и проч. Отметим, что именно такие чаще всего ходили в качестве нищих странников.

3. Нарушители брачно-репродуктивных норм:

а). Супружества. В заговорах перечисляются как особенно опасные бабы-простоволоски, самокрутки и самотряски; девки-простоволоски, долговолоски и проч. Боялись и тех, кто несколько раз побывал в браке: “Мало ли - двоежёны, троежёны - они опасные, - предупреждала меня женщина в с.Благовещенск на р.Устье (в Архангельской обл.). - Вот у нас тут одна троежёна. Так от нее призоры льнут - что от цыганов. Так и приговаривают: - От двоеженого, от троеженого, от семиженого...”(АМАЭ, д.1622, л.73.-74. Архангельская обл., Вельский р-н, 1988 г.). Примечательно, что отклонение от общепринятого стандарта брачного поведения ставит человека в позицию “чужого” (сравнение с “цыганами”).

б). Материнства(грудного вскармливания). По поверьям, дурной глаз будет у ребенка, которого мать кормила дольше трех постов (примерно полутора лет) или дважды отрывала от груди:

“Мама кормить грудьми, а патом бросить, а патом пажалее и у другой раз начнеть кармить. То будзець дурной глаз у человека. И як вырасце, то йому нельзя ни на что молодое глядзець (на рабёнка, тялёнка), и на малако чужое нельзя, а то што-нибудь абязательно случицца: молоко прападзець, карова издохне.”(АМАЭ, д.1242, л.20 . Гомельская обл. и р-н, 1982 г.). Аналогичное поверье мы записали и в Псковской обл. (Пустошкинский р-н, 1995 г.).

4. Некоторые половозрастные группы: старые и сивые (т.е. старики), девки-долговолоски, а также вековухи, чернички, чернавки, мужики-чернецы. Всё это категории, не принимавшие участия в репродуктивно-прокреативной деятельности. Они “чужие” и “иные” по отношению к бабьему сообществу (как и те, кого мы отнесли к категории нарушителей брачно-репродуктивных норм).

Таким образом, пронимальная символика служила сигналом к отторжению (а) пришельцев и чужаков; (б) людей с телесными отличиями (от местной антрпологической нормы) и изъянами; (в) не включенных в сферу воспроизводства жизни или (г) нарушителями норм этого воспроизводства.

Заговоры указывают еще одну причину уроков: “от своей думы” (“От ветра, от людей, от думы своей”). Этот вариант не запускает, а, напротив, блокирует программу избегания. Обычно так происходило, если межличностное напряжение возникало не в отношениях с чужими (иными, нарушителями и т.п.), а в рамках бабьего сообщества.

Ребенок кричит, не спит - мать идет к знахарке: “Обурочили”. А та ей объясняет: “Человек, бывает, ничего не думает, а ты (мать) сама подумаешь: “Ой, хоть бы не сглазила!” - урок-то и пристанет. От своей мысли.” - “Я матери говорю: раз так боишься, клади под язык зернышко ли чо. Сама чтоб не изурочила. Она сама дрожит - дак сама сглазить может, “ - делится опытом пинежская знахарка. (АМАЭ, д.1647, л.14. Архангельская обл.. Пинежский р-н, 1989 г.). Знахарка (в данном случае - как выразительница мнения женского сообщества) не дает санкции на разрыв отношений: “Обурочат - ну-ко то, сама подумаешь, мать-то, то и от своей думы может пристать. Своя дума, говорят, всех хуже.”(АМАЭ, д.1646, л.73. Архангельская обл., Пинежский р-н).

В этом случае снимали уроки с помощью заговоров, направленных не на отчуждение другого человека, а на нейтрализацию “своей думы”.

На Русском Севере мать сбрызгивает ребенка водою сквозь зубы: “Сама я придумала, сама я обдумала, своими губами, своими зубами.”(АМАЭ, д.1622, л.56. Архангльская обл., Вельский р-н). Мать смотрится в воду, налитую в блюдо, так чтобы видеть свое отражение, и моет этой водою заболевшего ребенка: “Чур, мои губы! Чур, мои зубы! Чур, моя дикая дума!...” Если сама женщина чувствует, что ее “обурочили”, тоже смотрится в воду: “Сама себя вижу, сама себя урочу, сама и лечусь”, и выливает воду наотмашь через левое плечо.90 При всем при этом использовались все вышеперечисленные пронимальные средства (в воду клали урочные камни, проливали воду в отверстия - дырку от сучка, дверную скобу и проч.).

В этом случае процедура снятия уроков и используемая в ней пронимальная символика блокирует программу отчуждения. Символы материнства переносят внимание женщины на нее самое, ее собственное эмоциональное состояние (тревожность, страхи и подозрения). Тем самым материнское сообщество оберегает свое внутреннее единство - связи между женщинами - от разрушения в ситуации межличностного напряжения.

Итак, в ситуации межличностного напряжения (определяемой как уроки) пронимальная символика запускает программу отторжения в отношении чужих (в том числе символически чуждых, иных, отклоняющихся от норм бабьего сообщества) - и снимает эту программу в отношении “своих”, т.е. оберегает внутреннее единство бабьего сообщества и подтверждает его границы.

3. Килы

Еще один обычный повод к применению пронимальной магии - килы. Под килами понималась любая опухоль или нарыв: чирьи, вереды, костоед, ногтоед или нодкоед и т.д., а также разного рода кожные и мышечные разрастания и даже злокачественные новообразования. Чаще всего, говоря о килах, имели в виду чирьи и грыжи. Заметим, что килой называли также мошонку у мужчин.

Наиболее распространенным средством лечения чирьев было следующее. Безымянным пальцем (вар.: ножом) трижды обводили чирей - а затем сук в стене или лавке91 :

“Тебе, сук, не разраживаться, тебе, болезнь, не разбаливаться” (Иваново-Вознесенская губ., Юрьевецкий у.). или: “Ни у камени нет плоду, ни у чирья головы. В мертвом теле нет души. Сохни, как сук. Аминь, аминь.”92

Те же манипуляции производились и при лечении грыжи: грыжу трижды обводили безымянным пальцем и прикусывали.93 Заговоры “от грыжи” использовались также и при лечении кил (“На святом пристоле присвятая мати божа богородица. Ходит с вострыми ножами, и з богатыми килами, все килы и грыжи вырезает...” - АМАЭ, д.1648, л.23. Архангельская обл., Пинежский р-н, 1989 г.). Теми же средствами лечили лишай (так называли самые разные кожные болезни: грибковые, аллергические, напр., экзему), а аткже кровотечение.

Ключевым в этих манипуляциях был мотив круга около чирья (и затем сучка), иногда прямо акцентируемый в заговоре: “Круг, круг, возьми свой сук, дай мне чистоту!” (заговор “от экземы”:АМАЭ, м-лы Т.Б.Щепанской за 1995 г. Псковская обл., Пустошкинский р-н). На Пинеге опухоль-панариций (нодкоед) прикладывали к щели, которую находили где-нибудь в двери: “Нодкоеда, пойди в щель, нодкоедица, в щелину.”94 В Новгородской обл. (Окуловский р-н) чирей лечили, прикладывая к нему торец полого ключа (т.е. дырку в его торце).(АМАЭ, д.1292, л. 3. Запись 1980 г.). На Пинеге обводили чирей игольным ушком.95 В Новгородской губ. (Череповецкий у.) лечили килы глиною из устья печи, что имело тот же смысл, что и окружение чирья /сучка: “Не от килы мозга, не от камени плода, не от петуха яйца...”96 При лечении грыжи у маленького ребенка его протаскивали в лесу сквозь расколотый дуб (расщеп), оставляя в нем рубашку ребенка, ребенка (Нижегородская губ., Лукояновский у.).97

Круг около сучка, щель в двери, дырка в торце полого ключа, печное устье, игольное ушко, расщеп дерева - для лечения кил (чирьев и грыжи) систематически использовались средства пронимальной магии. За ними постоянно просматриваются мотивы родов/материнства. Протаскивание младенца в расщеп прямо воспроизводит обряд перерождения. В заговорах, особенно “от грыжи”, мотив материнства едва ли не основной:

Сама мать родила, сама муки принимала, сама грыжу унимаю, пуповую, паховую, жилистую, костную”. Или: “От чего дитя зародилось, тем и налаживалось”. Подобные тексты в разных вариантах бытуют до сих пор (записаны в Архангельской, Вятской, Владимирской губ. и обл.).98 Здесь пронимальная символика прочитывается как обращение к защитной силе материнства.

В других текстах - другая интерпретация:

“...Мати божа богородица... все килы и грыжи вырезает... у меня рабы божей Параскови все чисто начисто вычищает делает такую какую мати родила.”(АМАЭ, д. 1648, л.23. Архангельская обл., Пинежский р-н, 1989 г.); “Меня мать родила мать не ущимленную, грыжу закусила медными губами, железными зубами...”99 Грыжа, кила - любая неровность и опухоль - рассматривались, вероятно, как отклонение от телесной нормы: искажение тела, произведенного матерью на свет. Соответственно, для ликвидации ее нужно восстановить норму: вернуться к исходной точке (родам). Отсюда и обрядовое “перерождение” или родильная символика как средства лечения кил

(в первую очередь - грыж).

При лечении чирьев наиболее обычное средство - сучок, закрывающий отверстие (вспомним обрядовую роль дырки от сучка как символа женского лона). Сучок трактуется обычно (в обрядах и фольклоре) как (а) мужской символ либо символ (б) рождающегося ребенка. Девушки, гадая на Святки, пятясь к поленнице, брали оттуда полено: “Сколько сучков, столько и детей будет.” (Ярославская обл., Пошехонский р-н).100 У белорусов повитуха, уходя от родильницы, желала ей “Столько деток, сколько сучков в хате.”101 Любопытный способ лечения бесплодия зафиксирован у забайкальских казаков: чтобы иметь детей, надо было найти в лесу упавшее дерево с торчащим суком, отрубить этот сук и положить его под супружескую кровать.102

При лечении кил сучок обводят и втыкают в него нож, иглу - острый предмет, как бы препятствуя процессу “рождения”. Во всяком случае, в заговорах, сопровождающих эти манипуляции, настойчиво повторяется мотив бесплодия.

Так или иначе, здесь последовательно фигурирует пронимальная символика, как символика “родов/материнства”.

Нас, однако, интересует, в первую очередь, ее коммуникативная роль. Килы - не просто опухоль или нарыв, но и обозначение определенной коммуникативной ситуации. По поверьям, килы были результатом чужого воздействия: их напускали или навязывали, причем, как правило, люди чужие и пришлые, либо принадлежащие миру дорог (напр., прохожие, нищие, странники и т.п.):

“Ходила девчонка (нищая. - Т.Щ.), по домам просить, - рассказывает жительница д.Керчела на р.Ваге (в Архангельской обл.). - Я обидела эту девочку, и девочка навязала килы: появились пузыри на пальце... А обидела тем, что сказала соседке. Что (девочка) далеко ходит - аж до Череповца - куски собирать.”(АМАЭ, д. 1569, л.8. Архангельская обл., Шенкурский р-н, 1987 г.).

Или килы приставали в дороге:

“Килы - как чирьи. Иду я - и вдруг как кольнет!..”(АМАЭ, д.1337, л.14. Новгородская обл., Шимский р-н, 1981 г.).

“У меня на груди кила была, как куриное яйцо (здесь уже речь не о чирье, а о новообразовании . - Т.Щ.)... Бывает, по ветру придет: не благословесь выйдешь - к тебе и пристанет.”(АМАЭ, д.1623, л.9. Архангельская обл., Виноградовский р-н, 1988 г.).

Таким образом, речь идет о ситуации столкновения (конфликта или просто встречи) с чужим (человеком или пространством); пронимальная символика и здесь, следовательно, служит защитой - барьером - отгораживая от чуждых влияний, маркируя границы “своего” мира (как “материнского” и “родного” - в смысле: тебя породившего). И в этом случае пронимальная символика выражает и запускает программу отторжения чужаков.

1 2 3 4

Источник: Женщина и вещественный мир культуры у народов России и Европы. Сборник МАЭ XLVII. СПб., 1999. С.149-190.

Назад

 

Copyright © 2003-2012 Upelsinka's Page

 

 

 

Вернуться на главную страницу