English


Автор проекта:
Марина В. Воробьева


А.А. Чувьюров

Гендерные отношения в религиозно-мистических сообществах
(на примере коми этноконфессионального движения Бурсьыласьяс)(1)

Гендерная проблематика в исследованиях религиозно-мистических сообществ может включать различный круг вопросов: половой символизм в религиозной идеологии, дифференциация половых ролей и стереотипов поведения, регуляция семейных отношений, различные формы аскетизма и т. д.

Одним из интересных явлений религиозной жизни у коми является движение бурсьылысьяс (певцы добра). Исследователи отмечали сходство отдельных деталей обрядовой жизни данного вероучения (пророчества, видения) с мистическими сектами (хлысты, пятидесятники), но, как и представители официальной церкви (ВЕВ. 1912. № 22. С. 560-561), рассматривали данное направление в рамках официального православия (Гагарин. 1976. С. 60-75; Гагарин. 1978. С. 218-221; Жеребцов, Лашук. 1960. С. 90).

Возникновение бурсьыласьяс относится к концу XIX века. Основателем этого учения стал крестьянин из с. Мыелдино (Верхняя Вычегда) Степан Артемьевич Ермолин. После окончания приходской церковной школы Степан Ермолин совершал паломничества по святым местам и различным монастырям. Возвратившись в с. Мыелдино, он стал заниматься переводом различных текстов Священного Писания на коми. Заметив его религиозное усердие и рвение, местный священник Саватий Сумороков привлек его для помощи в богослужениях: Степан Ермолин переводил и читал на коми религиозные поучения священника. Затем Степан Ермолин стал проводить самостоятельные религиозные беседы, перевел на коми Псалтырь и ряд духовных стихов, а также написал на коми несколько религиозных текстов для духовных песнопений. В первое время местное духовенство в его действиях не усматривало какого-либо отхода от официальной церкви, но в дальнейшем, когда некоторая часть прихожан из-за богослужений Степана перестала посещать богослужения в православных храмах, епархиальные власти приняли ряд суровых санкций: он был дважды оштрафован за проведение домашних богослужений, под угрозой высылки ему было воспрещено выезжать из Мыелдино.

Богослужения у бурсьылысьяс — бур кывздм. (духовные беседы) включали в себя проповеди и толкования Священного Писания (на коми), пение религиозных песен и гимнов. Во время богослужений мужчины и женщины сидели отдельно: женщины на лавках перед проповедником, мужчины позади них. Чтобы не отвлекаться от молений и не думать о греховном, женщины закрывали лицо платками, мужчины — руками. В обращениях между собой называли друг друга муса вок (любезный брат), муса чой (любезная сестра). Признаком особой благодати считались видения, а также дар пророчества. Как отмечали православные миссионеры, в качестве примера различных духовных проявлений в жизни верующих Степан Ермолин указывал на сошествие Духа Святого на апостолов в день Пятидесятницы. При этом С. Ермолин подчеркивал, что «как солнце не видно из-за облаков, так и у некоторых пелена на глазах и сердце, чтобы не уразуметь духовные явления» (ВЕВ. 1912. № 20. С. 511). Женщины количественно преобладали среди последователей Степана Ермолина. Первоначально в религиозном движении Степана Ермолина, как и в официальном православии, бытовала половая дифференциация — примат мужского в управлении религиозной общиной: религиозные богослужения — бур кывзом — проводили только мужчины. Но эта дифференциация не касалась харизматических проявлений (пророчеств, видений): среди пророков были как мужчины, так и женщины. По понятным причинам православные миссионеры обращали пристальное внимание на вопросы семьи и взаимоотношений между полами (регуляция сексуальной жизни) в религиозной жизни бурсьыласьяс. В результате расспросов миссионеры выяснили, что Степан Ермолин проживает с какой-то женщиной, но установить, в каких они находятся в отношениях, им не удалось. Последователи Степана Ермолина на расспросы миссионеров отвечали, что Степан обучает ее духовным песнопениям, в их взаимоотношениях нет ничего греховного (ВЕВ. 1912. № 20. С. 480).

В 1920-е годы, после смерти Степана Ермолина, в религиозно-обрядовой жизни бурсьыласьяс происходят некоторые изменения. Как и раньше, богослужения бурсьыласьяс включали проповеди на коми и толкования Священного Писания, видения, пророчества. Кроме того, появился ряд новых мистических элементов богослужения, в частности — Распинание: во время молений пророки падали на пол и какое-то время пребывали в бесчувственном состоянии. Другие участники богослужения пели над ними заупокойные молитвы, а после того как «умершие» начинали приходить в чувство, осеняли их крестным знамением и пели «Христос воскресе!». «Воскресшие» рассказывали о своих видениях, беседах с ангелами, пророчествовали (Гагарин. 1978. С. 253-254). Про одну из «распятиц» в донесении ОГПУ сообщается: «Гражданка Матюшева, как ее среди сектантов называют, "распятица", ложится на пол, раскидывая руки и ноги изображая "Распятого Христа". Временами женщина вскакивает и начинает бить и таскать за волосы мужчин, пригибает к себе мужчин и целует» (КРАОПДФ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 634. Л. 6-7). В том же донесении отмечается, что «на одной из бесед бурсьыласьяс присутствующие находились обнаженными. При этом женщины были одеты в передники, а мужчины полностью обнажены, ибо они, по словам руководителя этой группы Логинова, чисты» (КРАОПДФ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 634. Л. 7). Следует подчеркнуть, что хотя подобная информация о сексуальной экзальтации на богослужениях бурсьыласьяс время от времени приводится в донесениях ОГПУ (как, впрочем, и в миссионерских отчетах), обвинения в свальном грехе или в подозрениях на него (что кажется более чем естественным для подобного рода документов) в них отсутствуют. Лишь в 1930-е годы в отдельных газетных публикациях, в связи с пропагандистской кампанией против этого религиозного движения, появляются сообщения о сексуально разнузданном поведении некоторых проповедников бурсьыласьяс. Приведенное в донесении сообщение, что среди отдельных руководителей бурсьыласьяс бытовали воззрения о половой стратификации греховности человека: женщины — нечисты, греховны, мужчины — чисты, возможно, имеет не столько религиозные (2), сколько этнические корни. Водной этиологической легенде коми происхождение женского полового органа связывается с плевком Омоля (Сатаны).3 В легенде рассказывается, что Бог поставил собаку стеречь женщину, у которой были недоделаны половые органы. Омоль кинул собаке кусок мяса, отвлек её, подошел к женщине и плюнул на неё. На месте плевка Омоль образовались женские половые органы. (Старцев. б. г. А. 37). Известный этнограф В. П. Налимов отмечал, что по представлениям коми в результате половых отношений вырабатывается особая нечистота — пеж. Имманентными носителями нечистоты до определенного возраста являются женщины. В своей работе «К вопросу о первоначальных отношениях полов у зырян» он затрагивает различные аспекты отношений полов у зырян и приводит обстоятельное описание различных профилактических (предохранительных) предписаний и этических норм в хозяйственной деятельности и семейном быту. В. Н. Налимов указывает, что излишество в половых связях, контакты со многими женщинами, по мнению зырян, оказывают вредное влияние на мужчин. Мужчина заболевает и утрачивает все свои способности (свойства женщин могут перейти на мужчин). В таких случаях для исцеления приглашается старик. Старик идет в баню, готовит воду и парит веником своего пациента. После этого плюет ему между ног и обливает приготовленной водой, дает совет не думать о женщине (Налимов. 1991. С. 6-9).

Возможно, с этим кругом представлений связано упоминавшее сообщение о воззрении некоторых руководителей бурсьыласьяс на женщин как носительниц имманентной нечистоты. Как и каким образом развивались в среде бурсьыласьяс семейно-брачные отношения и вопросы регуляции сексуальной жизни, судить достаточно сложно. Несмотря на многообразие источников, данный круг не получил сколько-нибудь подробного освещения (за исключением уже упоминавшихся сведений о сексуальной экзальтации на богослужениях бурсьыласьяс). Некоторые косвенные свидетельства позволяют говорить, что у бурсьыласьяс существовали определенные ограничения сексуальности. В рукописных сборниках вычегодских коми значительное место занимают переводы различных фрагментов житийной литературы, в которых достаточно явственно звучит проповедь сурового аскетизма — безбрачие, воздержание от сексуальных отношений (житие св. Валентина, св. вмч. Екатерины и лр.). В 1999 г. в верхневычегодском селе Керчомье я наткнулся на рассказы о местном проповеднике В. Н. Гичеве. который, подобно бродячему проповеднику Мартину Эвальдсену из «Заросших тропинок» Кнута Гамсуна, ходил с проповедью из деревни в деревню. Как отметил один из информантов, он путешествовал «аки Христос посуху — даже в самую сильную зимнюю стужу он ходил в ветхом пальто и босиком». Рассказывают, что после своего обращения он пешком совершил паломничество в Почаевскую лавру. Его религиозное рвение вызывало обеспокоенность местных властей, и его несколько раз помещали в психиатрическую больницу. Сохранились его тетрадки с переводами различных текстов Священного Писания на коми, проповедями (в которых также содержатся призывы к строгой воздержанной жизни). Одна их моих информантов, рассказывая о нем, сообщила, что после своего радикального религиозного обращения он стал ночевать отдельно от жены, чтобы не было греха. Так он поступал, как отмечает мой информант, чтобы ее спасти (Жикина Е. П. 1941 г. р., с. Керчемья, Усть-Куломский р-н). Мою просьбу прокомментировать это высказывание (как связано спасение и воздержание) информант оставила без ответа.

В начале 1920-х годов религиозное движение бурсьыласьяс охватило восемь верхневычегодских волостей: Мыелдинскую, Усть-Немскую, Пожегодскую, Донскую, Большелугскую, Подъельскую, Усть-Куломскую и Керчомскую. При этом оно распространилось не только в волостях с православным населением, но и в старообрядческих районах (Керчемская волость — «глухая нетовщина» спасского толка). Руководящую роль среди бурсьыласьяс в 1920-е годы исполнял Степан Паршуков из д. Коджувдор Мыелдинской волости. Поскольку он не обладал таким авторитетом, как основатель движения Степан Ермолин, то среди бурсьыласьяс, под влиянием местных проповедников, наметились некоторые различия. Если раньше среди руководителей были мужчины, то в 1920-е годы многие общины возглавляли женщины-проповедницы. Так, в с. Мыелдино в 1924 году общиной бурсьыласьяс руководили две женщины: Устинья Федоровна Паршукова и некая Парасковья. В одном из донесений ОГПУ сообщается, что они ведут антисоветскую пропаганду, говоря, что «ученики и учителя в школах рогатые, и в скором времени кто-то сойдет с неба и будет их клеймить (ставить печати)». Следует отметить, что аналогичные явления (выдвижение женщин на руководящие должности в общинах) происходили и в других религиозных движениях, в частности, среди старообрядцев. (Наглядным примером является так называемое бабушкино согласие.) В обязанности руководителей входило назначение места и дня бесед, проведение религиозных служб, а также прием новых членов. Прием новых членов производился на беседах (бур кывзом). Как и каким образом это происходило, источники не сообщают. Отмечается лишь, что «вступающие подвергаются к совершению обряда очищения от грехов» (КРАОПДФ. Ф. 1. Оп. 2 Д. 634. Л. 19 об), но каких-либо уточнений относительно обряда очищения в документах не приводится. Для проведения бесед в населенных пунктах, где отсутствовали руководители, высылались проповедники в количестве 12 человек, по числу двенадцати евангельских апостолов (КРАОПДФ. Ф. 1. Оп. 2.Д. 634.Л.19об).

В середине 1920-х годов среди бурсьыласьяс значительно усилилось пророческое движение. Так, водном из донесений ОГПУ (1925 г.) сообщается, что среди бурсьыласьяс насчитывается около 80 пророков. При этом отмечается, что среди пророков есть и дети (КРАОПДФ. Ф. 18. Оп. 3. Д. 61. Л. 289). Пророки распространяли различные слухи эсхатологического характера: все существующее на земле будет уничтожено, спасутся только истинные приверженцы бурсьыласьяс. Под влиянием этих пророчеств верующие Мыелдинской и Пожегодской волостей ожидали Страшного суда в рождественскую ночь 1925 г. После того, как данные предсказания не осуществились, среди них утвердилось мнение. что наступление конца света произойдет на Троицын день в 1928 году. В распространении этих воззрений деятельное участие принял иеромонах Верхнетурьинского монастыря Носов, поселившийся в верховьях Нема в лесной избушке (в одном из донесений ОГПУ сообщается, что под видом этого религиозного пропагандиста скрывается какой-то белый генерал (КРАОПДФ. Ф. 18. Оп. 3. Д. 61. Л. 458)). Накануне ожидаемой даты Страшного суда среди бурсьыласьяс появились слухи, что все верхневычегодские селения будут затоплены или сгорят от «огненного дождя», спасутся лишь те, кто уйдут к монаху и будут вместе с ним усердно молиться. В результате более 40 семейств Мыелдинской волости забросили свои дома и хозяйства, забили скот и переселились в верховья реки Нем (Гагарин. 1976. С. 68).

В 1930-е годы влияние бурсъыласьяс среди верхневычегодских коми заметно уменьшилось. Объясняется это рядом причин: начавшаяся в этот период коллективизация и привлечение молодежи для работ на лесозаготовках, а также репрессивные акции местных советских органов (руководство бурсьыласьяс было арестовано и отправлено в концлагеря). Многие члены бурсьыласьяс, чтобы не вступать в колхозы, переселились в поселки лосозаготовителей. В этот период происходит слияние бурсьыласьяс с православными, которые после закрытия храмов вынуждены были посещать богослужения бурсьыласьяс. Из обрядности бурсъыласьяс постепенно исчезают мистические черты (пророчества, видения), что в определенной мере было связано с репрессиями против руководящего актива данного движения (Гагарин, Дукарт. 1972. С. 165).

Некоторое оживление бурсьыласьяс наблюдалось в период войны — в 1943-1944 годах. В документах этого периода отмечается активизация бурсьыласьяс, указывается, что среди бурсьыласьяс распространяются некие «святые письма» антисоветского характера (4).

В 1999-2000 годах нами проводились этнографические исследования в Усть-Куломском районе Республики Коми — в селах Деревянск, Усть-Кулом, Керчомья, Нижняя Вочь, Мыелдино, Усть-Нем. бывших в прошлом центрами движения бурсьыласьяс. Обследование показало, что в настоящее время в них нет какой-либо активной группы верующих, в чьей религиозно-обрядовой жизни можно было бы обнаружить черты, присущие бурсьыласьяс. Сохранилась память о руководителях бурсьыласьяс. В частности, про Степана Ермолина, основателя бурсьыласьяс, рассказывают следующее: «Степан Ермолин побывал на Печоре, у коми старообрядцев и увидел, что там исполняются религиозные песнопения на коми. По возвращении в Мыелдино он сам стал заниматься переводом религиозных гимнов на коми. Приехали откуда-то с Москвы и взяли его переводы на проверку. Через некоторое время вернули переводы, сказав, что все здесь правильно. можете пользоваться вашими книгами» (Матюшева А. М. 1907 г. р., с. Мыелдино, Усть-Куломский р-н) (5). Помнят местных пророков (Почо, Насто, Тит Марпа и др.). Информанты отмечают, что такие явления, как пророчества, видения, прекратились. Последней пророчицей в с. Мыелдино была Тит Марпа. Она умерла в начале 1980-х годов. Про Тит Марпу рассказывают, что из-за ссор со своей невесткой она утратила святость и перестала пророчествовать (Небесной лентаыс ори — «небесная лента оборвалась» (Елкина Н. П., 1928 г. р., с. Мыелдино, Усть-Куломский р-н). Феномен пророчества в гендерной проблематике интересен с различных аспектов: половая стратификация, особый круг религиозных предписаний для людей, обладающих пророческим даром. Относительно половой стратификации мы можем предполагать, что здесь женщины преобладали над мужчинами. Можно предполагать, что среди бурсьыласьяс, как у пророков пятидесятников, существовали определенные сексуальные ограничения.

В В обрядовой жизни местного населения продолжают бытовать различные религиозные тексты на коми, возникшие в среде бурсьыласьяс: духовные стихи, приуроченные к определенным календарным датам и ритуальным действиям (похороны, поминки), а также различные рассказы эсхатологического характера. Последние, как правило, связываются с именами местных «пророков». Так, в с. Мыелдино «авторство» подобных текстов приписывается известной местной пророчице Почо Насто. Во многих верхневычегодских селах в настоящее время открыты православные храмы. Местные священники отмечают активную религиозную жизнь своих прихожан: интерес к храмовым службам, местным святыням (святые источники, обетные кресты), почитание которых нередко также связывается с видениями, явлениями Богородицы известным в прошлом местным «пророкам». Так, в местечке Коджувдор (с. Мыелдино) почитаемым местом является крест св. вмч. Екатерины. Крест находится во дворе Н. П. Елкиной (1928 г. р., с. Мыелдино). В прошлом здесь стояла часовня Св. вмч. Екатерины. Часовню построил дед Елкиной — Дмитрий Артемьевич Игнатов. Он, как и многие бурсьыласьяс, имел пророческий дар. Во время молитвы ему в пророчестве было сказано, чтобы почитали день памяти св. вмч. Екатерины. Он построил часовню. В 1930-е годы часовня была разобрана. Позднее Нине Петровне приснился сон: она увидела у себя на дворе большой деревянный крест, на нем икона св. вмч. Екатерины. Про себя она подумала: «Вот уже и крест поставили». Наутро, когда она вышла во двор, то стала искать место для креста. Тут она увидела лягушку, которая сидела возле амбара. Упомянув о лягушке, она отметила, что как некогда лягушка спасла Ноев ковчег, так и ей Всевышний дал знак, в каком месте поставить крест: «…» (Лягушка, которая спасла Ноя. Читал, наверное, про Ноя? Если бы нашлось три верующих семьи, то не допустил бы потопа. Но таковых не нашлось, только одна семья верующих нашлась. Вот и повелел сделать ковчег и взять из всех животных, птиц по паре. Во время плавания образовалась пробоина в ковчеге и стала проникать в ковчег вода. Лягушка закрыла собой эту дырку, вот потому и нельзя убивать лягушку. Вот около амбара лягушка и сидела. Лягушка, которая спасла Ноя. Чтобы обозначить место, где надо установить крест)». Поначалу она установила деревянный крест. Позднее, когда этот крест обветшал, по ее просьбе был сделан железный крест, который стоит и в настоящее время.

Столь активный интерес к различным религиозным явлениям и недифференцированный подход к ним вызывают обеспокоенность православных священников, опасение, что развитие религиозной жизни может вновь пойти отличающимися от православия путями. Информанты также отмечают двойственное отношение со стороны священников: призывы к активной церковной жизни, включение в богослужение переводов псалмов на коми (Пс. 33) и порицание за домашние собрания и исполнение духовных стихов на коми.

Резюмируя рассмотренные материалы, отметим, что круг источников, выявленных к настоящему времени, не позволяет дать цельную характеристику религиозного движения бурсьыласьяс. Не совсем ясны истоки этого движения: соотносятся ли бурсьыласьяс с каким-либо из известных мистических религиозных движений или же это специфически коми явление, во многом связанное с личным феноменом Степана Ермолина. Можно предположить, что в появлении бурсьыласьяс определенную роль сыграли контакты коми населения Верхней Вычегды с Верхокамьем (Пермская губерния), где наряду со старообрядчеством достаточно сильным было влияние мистических сект (скопцы, хлысты). Не совсем ясно, как и каким образом развивались в среде бурсьыласьяс семейно-брачные отношения и вопросы регуляции сексуальной жизни. Можно предположить, что реализация этих отношений в целом развивалась в рамках традиционного православия. В пользу этого говорит активное включение в 1930-е годы православного населения, а также выходцев из старообрядческих семей в религиозную жизнь бурсьыласьяс. Этому выводу не противоречат упоминавшиеся в различных документах сообщения о сексуальной экзальтации на богослужениях бурсьыласьяс. Данные действия являлись частью ритуального поведения лишь определенных харизматических личностей (пророков) и вполне легко могли уживаться с традиционными представлениями о семье и браке. Разумеется, в силу отсутствия общего координирующего центра и большой величины территории, на которой было распространено данное религиозное движение (в современном административном делении — Усть-Куломский и Корткероский районы), вопросы регуляции сексуальной жизни могли включать и различные маргинальные явления.

Примечания:

1. Автор выражает благодарность директору Коми республиканского государственного архива Общественно-политических движений и формирований Л.А. Кызьюрову за помощь в работе над архивом ОГПУ.

2. Известно, что одно из последних новшеств Кондратия Селиванова, основателя скопчества, состояло в отделении мужчин от женщин во время радений. Вопросы спасения женщин, как отмечают исследователи, его мало интересовали (Эткинд. 1996. С. 86).

3. В другой этнологической легенде имманентная нечистота женщины объясняется тем, что одна из женщин, когда в мире стало много заразы, приняла на себя известное количество заразы. Материализованная зараза окружила ее, образовав целое болото, в котором она сидела, погруженная по горло. Остальные женщины мира решили прийти ей на помощь, приняв на себя часть заразы. Последняя принимает более резко выраженный характер в период менструаций (Налимов. 1925. С. 17).

4. В рукописных сборниках вычегодских коми и в настоящее время встречаются святые письма. Правда, каких-либо антисоветских суждений в них не содержится.

5. Данный факт действительно имел место: рукописи С. Ермолина были отправлены в Вологодскую консисторию и после проверки возвращены автору, со следующим заключением: "Во всех рукописях и книгах не найдено ни одной мысли, противной православию и дающей повод думать, что их хозяева держатся каких-нибудь сектантских заблуждений" (Гагарин, 1976. С. 62).

ВЕВ - Новый "братец" Стефан Вологодский (Материалы для истории новейшего исследования мистического сектантства)// Вологодские Епархиальные Ведомости. Прибавления. № 19. С. 477-483; № 20. с, 504-512; № 21. С. 531-532; № 22. С. 557-561.

Источник: Мифология и повседневность: Гендерный подход в антропологических дисциплинах. Материалы научной конференции 19-21 февраля 2001 г. - СПб., "Алетейя", 2001. С. 76-83.

Copyright © 2003-2012 Upelsinka's Page

 

 

 

Вернуться на главную страницу