English


Автор проекта:
Марина В. Воробьева


Ольга Ленцевич

Женские образы в христианской литературе
(период первоначального христианства)

Христианство, противопоставлявшее себя античному языческому миру, тем не менее, само являлось продуктом этого мира. Зародившееся как идея в отдаленной провинции Рима Палестине, оно сформировалось и получило оформление как учение и церковная организация на почве огромной угасающей империи древности. Духовный кризис, крах прежней системы ценностей, форм государственных культов обусловил рост интереса различных слоев римского общества к восточным и греческим религиозным культам и философским системам, на фоне которых христианство выгодно выделялось идеями равенства, любви, покаяния, прощения, и, в конечном счете, личного спасения каждого человека, которое зависит, прежде всего, от него самого. Это обеспечило первым христианским проповедникам довольно большое число сторонников, среди которых женщины занимали особое место.

Активное участие женщин в судьбе христианства на первоначальном этапе его развития объяснялось, прежде всего тем, что в римском обществе, несмотря на некоторые изменения, женщина все же имела довольно низкий общественный статус. Круг ее обязанностей ограничивался в основном семьей и домом, где она также занимала подчиненное положение. С одной стороны, женщина императорского Рима стала более свободной как в юридическом, так и в экономическом плане. Но на самом деле женщин, способных полностью "померяться силами" с мужчинами в политике, спорте, науке искусстве было совсем немного: практически всех их упоминают некоторые античные авторы как удивительное исключение из правил. С другой же стороны, эмансипация тела не привела к нравственному равенству. Внутренняя же природа женщины, ее установка на скрытые чувства, на интуицию, искала тот духовный стержень, который, казалось, был утрачен. Сухая формалистика римских государственных культов, надежда на спасение еврейского народа, которую давал иудаизм, буйные мистерии не могли дать уверенности в индивидуальном спасении каждого в так непростое время.

В такой обстановке в Риме, а затем и в отдаленных его провинциях, появляются последователи никому тогда еще неизвестного Иисуса Христа. И вскоре они приобретают там многочисленных последователей. Особое, непохожее на традиционно-римское и иудейское отношение христиан к женщине, ее месту и роли в обществе содержится уже в литературных памятниках первоначального периода становления христианской идеологии. Причем это как канонические произведения (книги Нового Завета), так и апокрифы, среди которых выделяются непризнанные каноном, но разрешенные к прочтению христианами, в которых не содержалось догматических расхождений с церковным учением (Деяния Павла и Феклы, Дидахе и др.), так и запрещенные (Евангелия Марии, Фомы, Филиппа и ряд других книг). Новый Завет отмечает, что первой новообращенной в Европе стала торговка багряницами из Филипп Лидия (Деян. 16.14-15). Правда, Р. Макмиллан скептически относится к данному факту, предполагая, что за
короткий срок невозможно "изменить сердца"(1). Однако более поздние исследователи (работа Макмиллан вышла в свет в 1928 г.) все же считают это событие правдой (2). Многие женщины организовывали первые домашние церкви, где собирались приверженцы нового учения: в Иерусалиме подобное убежище предоставила христианам мать Иоанна Марка Мария (Деян. 12.12), а очень образованная для своего времени Прискилла с мужем Акиллой организуют в своих домах в Риме (1 Кор 16-19), а затем в Эфесе (Деян. 18.26) первые собрания христиан. Интересную тенденцию замечает в связи с этими новозаветными персонажами А. Гарнак: если в первых двух вышеназванных случаях муж упоминается первым (это само по себе примечательно, т.к. обычно в таких случаях упоминается только мужчина), то в других посланиях (Рим. 16.3; 2Тим. 4.19) имя Прискиллы идет раньше. Это приводит исследователя к выводу о том, что Приска была сотрудницей Павла и в то же время - лидером небольшой церкви (3).

Эти факты подводят к вопросу о мотивации женщин, обращавшихся к новому учению. Отношение самого Иисуса, его слова, сохраненные новозаветными книгами, продемонстрировали совершенно иную позицию христиан в женском вопросе. Проповедь абсолютного равенства, прощения и любви, неоднократно подтверждается самим Иисусом; "Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много", (Лк. 7,37-47) — говорит он в ответ на упреки правоверных иудеев за то, что подпустил к себе падшую женщину, которая омыла его ноги миром и отерла своими волосами. В другом случае он вступается за женщину, которую толпа хотела побить камнями за прелюбодеяние, говоря: "Кто из вас без греха, первый брось в нее камень" (Иоан. 8.7).

Наряду с падшими особое отношение Иисуса заслужили женщины-иноверки, к которым правоверные иудеи относились еще более жестоко, чем к блудницам. Так, впервые Христом, Спасителем мира его называют в Самарии, отдаленной области центральной Палестины. Именно здесь, у колодца, Иисус впервые поведал о своей миссии простой женщине (Иоан. 4.5-27). Избрание им самаритянки как первой вестницы назначения Иисуса не кажется случайным. Во-первых, жители этой области были очень бедными; во-вторых, они не иудеи, а значит довольно жестоко преследовались правоверными. Интересна идея Э. Ренана, который отмечает, что "... Из духа противоречия Иисус был к ней [секте] особенно расположен. Часто даже он предпочитает самаритян правоверным иудеям"(4). К тому же самаритянка — женщина и блудница, что ставит ее на самые нижние ступени общественной лестницы в глазах иудеев.

Нарушив запреты, налагаемые религией Закона на работу в субботний день, Иисус в синагоге исцеляет женщину, которая болела в.. течение 18 лет (Лк. 13.10-13). Данный пример примечателен несколькими деталями: во-первых, Иисус обращается к больной "женщина" (любые иные характеристики характеризовали бы ее как собственность мужчины: дочь, жена, сестра...); во-вторых, он разговаривает с женщиной и публично прикасается к ней; и, в-третьих, он приглашает ее подняться в такое место в синагоге, куда вход женщинам был строго воспрещен. В этом поступке Иисуса — вызов традиционному взгляду на место женщины в обществе.

В Иерусалимском храме Христос впервые был прославлен также женщиной, 84-летней пророчицей Анной (Лк. 2.36-38), которая в младенце увидела Спасителя. В Евангелии Анна названа пророчицей, что, с одной стороны, ставит ее в один ряд с ветхозаветными Мариам, Деворой, Алдамой. Однако, с другой стороны, в этот период отношение к женщине в Иудее отличалось от периода Судей: она была в полном подчинении у мужа и, естественно, не могла занимать никаких общественных должностей. Но Анна — вдова, и первая из женщин нового времени, которая открыла своим сестрам путь служения новому Богу.

В одном из самых ранних произведений Нового Завета — Откровении Иоанна — выступает еще одна пророчица, глава Фиатирской церкви Иезавель (Откр. 2.20). Отношение к ней автора Апокапипсиса однозначно негативное. Скорее всего, она сама назвала себя пророчицей и склоняпа людей "любодействовать и есть идоложертвенное" (Откр. 2.20). По мнению Э. Дин, "... В Фиатире в ранний период христианской церкви жила женщина по имени Иезавель, которая не верила в единого Бога... считают, что она была женой одного из служителей церкви" (5).

Но все же большинство женщин-пророчиц занимают достойное место в христианской среде. Таковы четыре дочери диакона Филиппа (Деян. 21.9). Их отец помогал апостолам устраивать дела христианской церкви в Иерусалиме, раздавать помощь бедным и нуждающимся. Они помогали отцу и тогда, когда он пророчествовал и исцелял больных в Самарии. В позднейших Житиях святых одна из дочерей, Ермиония, выступает как пророчица и целительница, ученица Петрония, который, в свою очередь, был учеником апостола Павла.

Еще одной многочисленной категорией женщин Нового Завета были ученицы апостолов и пророков. Эту традицию заложил сам Иисус. На страницах Библии Учителем его называют Марфа и Мария, сестры Лазаря (Лк. 10.34). Но одной из любимейших среди всех учеников Иисуса стала богатая и влиятельная женщина Мария Магдалина, которую Иисус исцелил от "семи бесов" (Мр. 16.9). Зга женщина, оставив богатство и дом, сопровождает Христа до самой смерти, первая узнает о том, что он воскрес (Мф. 28.8) и несет эту весть ученикам Иисуса (Иоан. 20.17-18). Мария Магдалина упоминается в Новом Завете по имени более десяти раз. А в одном из гностических произведений, датированном первой половиной IV в. (6), коптском трактате Pistis Sophia, "Мария является как бы посредницей между Христом и другими апостолами и даже возбуждает в них некоторую зависть: апостол Петр дважды выражает досаду на то, что Иисус все время обращается к Марии с особенным доверием и любовью, и даже поручает давать ей ответы на вопросы, предлагаемые другими" (7). Нужно отметить, что в гностической литературе Мария Магдалина занимает видное место как любимая ученица Иисуса, прекрасная собеседница и получательница откровений. Она очень часто играет ведущую роль в диалогах с Учителем, что вызывает противодействие, особенно со стороны Петра. Это отражает и апокрифическое Евангелие от Марии II в.(8) (17.15-22), и сирийское Евангелие от Фомы (118), и более позднее (вторая половина III в.) (9) Евангелие от Филиппа (55). По подсчетам М. Трофимовой, из 46 вопросов, адресованных Иисусу в трактате Pistis Sophia, 39 принадлежит Марии (10). В гностических текстах подобная ситуация может быть объяснима тем, что отвержение мира, неприятие плоти и тем более разделения полов, стремление к изначальному единству ставило Марию в равные условия с учениками-мужчинами, и даже, в противовес существующей реальности, поднимало ее на ступень выше апостолов. Однако это не могло быть характерно для канонических текстов. И все же популярность образа Марии Магдалины в раннехристианской литературе очевидна.

Лишь вскользь в Новом Завете упоминается Саломия, мать апостолов Иоанна и Иакова (Мф. 20.20; 27.56; Мр. 16.1-8). Эта честолюбивая женщина прилюдно обратилась к Иисусу с просьбой о приближении ее сыновей. Но, получив мягкий отказ, она, тем не менее сопровождала его и присутствовала при его воскресении. В одном из апокрифических произведений, Евангелии от египтян, от которого сохранились лишь отдельные цитаты, она выступает как одна из учениц Христа, роль которой у гностиков была довольно значительной (11). Иисуса всегда окружали женщины, которые следовали за ним и его учениками. Среди них — сама Мать Мария, ее сестра Мария Клеопова, Иоанна, жена Иуды, домоправителя Антипы, жена Петра, как и жены других апостолов, странствовавшие с Учителем. Список этот далеко не полон. "Поучительно, что даже противники Иисуса, хотя и видели его в окружении женщин, не смели клеветать на него", - отмечает отец А. Мень (12).

Традицию иметь учениц, заложенную самим Учителем, продолжали апостолы. "Деяния Павла и Феклы" (II в.) (13) выводят на сцену девушку из Иконии Феклу, которая отказалась от замужества и следовала за Павлом как его ученица. После смерти она была удостоена звания первомученицы и равноапостапьной, второй, после св. Стефана.

После смерти Иисуса круг его учеников был преобразован в общину. Отличительной чертой этого периода, временные рамки которого исследователи ограничивают 100 - 125 гг. (14), было то, что апостолы из Иудеи направились в другие провинции Римской империи, обращая в христианство новых последователей. Среди них было немало женщин. Можно назвать Дамарь, которая в Афинах приютила апостола Павла (Деян. 17.34) а также Фиву, "диакониссу церкви Кенхрейской" (Рим. 16.1-2), которая должна была послание апостола доставить к римлянам. В данном случае впервые женщина выступает в официальной церковной должности (diacons — служитель), наряду с Павлом, Тимофеем и другими. Женщины находились среди первых свидетелей Христа, исполнившихся Святого Духа (Деян. 1.8; 2.4), так как присутствовали на первом молитвенном собрании после воскресения Христа (Деян. 1.14).

Итак, у первых христиан прослеживается особое отношение к женщине, заложенное самим Иисусом. Но все же отойти от старых иудейских традиций до конца апостолам не удалось. Зависть Петра к Марии Магдалине (пример приведен выше) объясняется русским исследователем Ю. Николаевым тем, что "... он ненавидит женщин" (15). Это мнение довольно одностороннее, хотя может иметь рациональное зерно. В апостольский период разворачивается борьба двух направлений в христианстве: петристского и павлового. Первое не решалось порвать с иудаизмом и считало, что общины христиан должны состоять только из лиц иудейского происхождения. Поэтому Петр относился к женщине так, как того требовала религия Закона. Павел же, сторонник привлечения в ряды христиан как можно большего количества сторонников, с одной стороны, говорит о равенстве всех перед Богом, а с другой, мысля себя еще в рамках иудаизма, считает: "Женщины наши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении как закон говорит" (1 Кор. 14.34). В данном случае имеется в виду иудейский закон, так как Павел, как образованный еврей, кое-где цитирует правила раввинов, позднее помещенные в Талмуд. А упоминая о "жене пророчествующей", апостол считает, что она "... должна иметь на голове своей знак власти над нею..." (1 Кор. 11.10) со стороны мужа, то есть покрывать голову во время молитвы или проповеди. И все же даже просто его упоминание о пророчице ставит женщину-христианку значительно выше ее иудейской современницы.

Христианство, таким образом, формирует иное, совершенно новое отношение к женщине. Она — соратница мужа, и имеет такое же право выбирать свой путь в жизни; она становится полноправной ученицей и проводницей нового учения в обществе; она свободна и может делать то же, что и мужчина. Некоторые регламентации традиционны и сохранились в Новом Завете под влиянием иудаизма. И в то же время моральные принципы и нормы поведения, формировавшиеся в противовес существующей действительности, давали шанс на спасение и бессмертие всем без исключения уверовавшим в нового Бога.

Примечания:

1. MacMullen R. Christianizing the Roman Empire (A.D. 100-400). Yale University Press. 1984. P. 106-107.
2. Hamack A. The Expansion of Christianity in the First Three Centures. New York, 1972. V. 2. P. 22; Дин Э. Знаменитые женщины Библии. М., 1991.С.210;Свенцицкая И.С. Женщина в раннем христианстве. М., 1989. С.159.
3. Hamack A. The Expansion of Christianity in the First Centuries. P. 218-219.

4. Ренан Э. Жизнь Иисуса. Минск, 1991. С. 116.
5. Дин Э. Знаменитые женщины Библии. М., 1995. С.250.
6. Трофимова М.К. Мария Магдалина коптских гностических текстов // Женщина в античном мире. Сб.ст. М., 1995. С.174; Она же. Первый покаянный гимн Софии: из гностической интерпретации// Древние цивилизации Древний Рим. Избранные статьи из журнала ВДИ. 1937-1997. М., 1997.С.691;
7. Николаев Ю. В поисках за божесгвтм. СПб., 1913. С.472; Николаев Ю. В поисках за божеством. С 473.
8. Апокрифы древних христиан: исследование, тексты, комментарии. М., 1989.С.317; 9. Трофимова М.К. Мария Магдалина коптских гностических текстов. С.168. (Трофимова М.К. Мария Магдалина коптских гностических текстов. С.173.
10. Там же. С.174.
11. Николаев Ю. В поисках за божеством С.440; Апокрифы древних христиан: исследование, тексты, комментарии. С. 222.

12. Мень А. Сын человеческий//Смена. 1990. № 8. С.10З.
13. Деяния Павла и Феклы.// От берегов Босфора до берегов Ефрата. М., 1987. С.128-142.
14. Kidd B.J. History of the Curch to A.D. 461. Oxford, 1992. V.I.P. 78; Юлихер А Религия Иисуса и "начала христианства" до Никейского собора // Общая история Европейской культуры. СПб., 1905. Т.5. С. 210.
15. Николаев Ю. В поисках за божеством. С.473.

Источник: Женщина. Образование. Демократия. Матери 4-ой международной междисциплинарной научно-практической конференции (7-8 декабря 2001 г.) - Минск, ООО "Энвила-М", 2002. С. 327-333.

Назад

Copyright © 2003-2012 Upelsinka's Page

 

 

 

Вернуться на главную страницу